Ветеран MLB Тео Эпштейн: Между бейсболом и аналитикой есть параллель

«Существует параллель между аналитикой и бейсболом», – сказал ветеран Высшей бейсбольной лиги Тео Эпштейн, выступая на форуме HIMSS21 CIO в Лас-Вегасе.

Поскольку бейсбол приобрел менталитет Moneyball, полагаясь не только на отчеты разведки, но и на аналитические данные об игроках, можно легко увидеть параллели между бейсболом и здравоохранением. Аналитика может помочь в принятии решений, но, если зайти слишком далеко, она может помешать человеческому фактору.

Когда Эпштейн впервые начал свою карьеру в бейсболе сразу после колледжа в 1990-х, он работал в San Diego Padres, где не полагались на аналитику. Сообщения разведки были единственным фактором.

Эпштейн сказал, что недавно нанятый статистический аналитик, который полагался исключительно на показатели, даже не хотел видеть, как играют игроки. Аналитик и разведчик ненавидели друг друга, как это было в других клубах, пока Эпштейн не отправил аналитика в дорогу с менеджером скаутинга.

Когда Эпштейн перешел в «Ред Сокс», в отчете разведки ни разу не было бы предположений, что невысокий пухлый игрок по имени Дастин Педройа станет новичком года или самым ценным игроком. Но статистика неуклюжих способностей Педройи показывала иное.

По словам Эпштейна, когда другие команды начали развивать аналогичные возможности, аналитика перешла на следующий уровень благодаря развитию нейробиологии, которая по сути является компьютерной игрой.

Во время драфта 2011 года единодушное мнение заключалось в том, что один игрок был выбран в 10-м раунде, лучше боулер, чем бейсболист. Но после того, как тест на неврологию показал результат 99,9, на уровне Дастина Педройа или Дэвида Ортиса, Муки Беттс присоединился к Red Sox.

По словам Эпштейна, с точки зрения рентабельности инвестиций в тест на неврологию Беттс вернул 300 миллионов долларов.

Однако, когда слишком много внимания уделяется аналитике и статистике, в игре что-то теряется. С одной стороны, прозрачность с игроками важна. «Каждому крупному игроку лгали или думали, что его лгали», – сказал Эпштейн.

Когда к игрокам относятся только как к активу, очень сложно создать культуру.

Если у вас нет хорошей культуры, когда есть полоса неудач или плохая работа, вам не на что отступать. В хорошей командной культуре один человек возвышает другого и проявляет интерес. «Команды, у которых нет такой способности, очень редко побеждают», – сказал он.

Также осознается важность психического здоровья в спорте.

Эпштейн был частью трех команд чемпионата Мировой серии: в 2004 и 2007 годах с Boston Red Sox и в 2016 году с Chicago Cubs. Во всех случаях игроки переходили от размышлений только о своей роли в команде к представлению о команде как о чем-то большем, чем они сами.

«Самый мощный инструмент – это не какой-то инструмент, который предсказывает будущие результаты. Речь идет о том, чтобы почувствовать себя частью чего-то большего, чем вы сами», – сказал он.

«Я был частью трех команд чемпионата, видел это каждый раз. Вы начинаете думать о том, что это значит для группы».

Оставьте комментарий